Подписка на рассылку
E-mail:

ФИО:

Организация:



* Все поля обязательны
для заполнения






Rambler's Top100
Rambler's Top100


Лев Востряков. Культурная политика в оценках руководителей органов культуры муниципалитетов Северо-Запада России

Предлагаемое исследование является продолжением цикла работ по изучению руководителей сферы культуры Северо-Запада России, проводившегося автором в течение последних десяти лет. За эти годы были изучены различные аспекты деятельности администраторов и менеджеров сферы культуры. На материалах нескольких российских регионов был составлен социальный портрет топ-руководителей сферы культуры России, проанализированы социальные и социально-психологические особенности членов команд, работающих в сфере культуры на региональном уровне, их ценностные ориентации и мотивационные предпочтения. Большая часть исследования была посвящена сравнительному анализу данного комплекса вопросов.

Необходимо отметить, что сегодня проблемы, связанные с деятельностью муниципальных чиновников в сфере культуры в России фактически не сформулированы. Отсутствует не только необходимая теоретическая и исследовательская база для постановки данной проблемы — на политической сцене власти отсутствуют фигуры, заинтересованные в подобном анализе. Среди представителей науки также не много тех, кто был бы озабочен исследованием того, что могут и чего не могут сегодня муниципальные чиновники сферы культуры в России, как развивается эта управленческая страта, какие основные характеристики отличают этих профессионалов от управленцев в других сферах.

В результате социальная реформа стартует фактически вслепую. Оценок реальных кадровых ресурсов для ее продвижения фактически не производится. Это повышает уровень неопределенности не только фазы запуска реформы и увеличивает социальную цену реформы, но и ставит под сомнение дальнейшие темпы ее реализации.

Одной из целей исследования стало выяснение того, насколько различаются между собой оценки проблем сферы культуры в целом, которые дают ей муниципальные администраторы. Какие региональные дифференциации здесь прослеживаются, какие задачи культурной политики являются определяющими, удается или нет муниципальным управленцам выстроить свои отношения с высшими руководителями, как сами они оценивают характер этих отношений — вот круг вопросов, рассматривавшихся в ходе данного исследования.

Для их решения была разработана специальная анкета «Культура региона», на которую ответили 95,1% от всей совокупности руководителей муниципальных органов культуры десяти территорий Северо-Запада России: Республик Карелия и Коми, Архангельской. Вологодской, Калининградской, Ленинградской, Мурманской, Новгородской и Псковской областей, г. Санкт-Петербург. Стаж работы в органах культуры у большинства из них составил свыше десяти лет (56%), а у четверти – от трех до десяти. Это свидетельству-ет о том, что они являются вполне компетентными лицами, чтобы дать обос-нованные ответы относительно культурной политики и сферы культуры в целом. Всего на анкету ответили 212 руководителей муниципальных органов культуры. Распределение ответов анализировалось как по всему массиву в целом, так и отдельно по каждому региону.

1. Удовлетворены ли сегодня муниципальные руководители своими отношениями с вышестоящим начальством

При рассмотрении данного вопроса нам было важно оценить, как скла-дываются отношения муниципальных руководителей с различными уровнями власти и высок ли уровень удовлетворенности этими отношениями с их стороны. Отдельно мы пытались понять, существуют ли различия в оценках, между опытными руководителями и более молодыми руководителями Полученные оценки сгруппированы в нижеприведенных таблицах 7, 8, 9.

Таблица 7
Удовлетворенность руководителей муниципальных органов культуры отношениями с вышестоящими органами

Как следует из таблицы, наибольшую неудовлетворенность муниципальные руководители демонстрируют по отношению к федеральному уровню – число удовлетворенных своими отношениями с Министерством культуры РФ лишь чуть более 11%, в то время как неудовлетворенных значительно больше (89%). Уровень удовлетворенности действиями региональных властей значительно выше по сравнению с министерским, но все же свидетельствует о том, что более половины респондентов не считают эти отношения сложившимися.

Еще более высокий уровень удовлетворенности отличают отношения с городскими/ районными властями, но и здесь доля удовлетворенных все же не дотягивает до половины. Полученные результаты интересно сравнить с результатами других исследований. Так 1994-1998 гг. Н.Г. Денисов проводил социологическое исследование работников культуры семи субъектов РФ Северо-Кавказского региона (Адыгея, Дагестан, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область). Согласно данным краснодарского ис-следователя, в 1998 г. по сравнению с 1994 г. почти в два раза снизился рейтинг Министерства культуры России и на одну треть понизился рейтинг региональных органов культуры.

В три раза упал авторитет профсоюзных организаций. Почти половина опрошенных оказали недоверие коммерческим структурам и физическим лицам – как меценатам и спонсорам. Аналогично отношение к политическим партиям и общественным движениям.

В то же время в два раза вырос рейтинг национально-культурных объединений и центров. 50% роста получили образовательные учреждения и интеллигенция. На 25 % – выросло доверие к органам местного самоуправления, церкви и конфессиональные организациям, неформальным объединени-ям. На прежнем уровне была оценена деятельность учреждений культуры и творческих союзов.

Основной причиной смещения акцентов в иерархии субъектов в полученных оценках, было «названо ухудшение социально-экономических условий жизни общества, дисфункциональная роль государства, противоречия между декларируемым и реальным в действиях субъектов, получивших низкий рейтинг».

В этой связи возникает вопрос, зависит ли складывающаяся ситуация от характера территории и действующей там власти, или это общее явление, не зависимое от принадлежности к той или иной территории.

Для ответа на данный вопрос рассмотрим, как различаются полученные нами оценки от территории к территории.

Как следует из таблицы 8, более других удовлетворены деятельностью федеральных органов муниципальные администраторы Республики Карелия. Доля удовлетворенных этими отношениями достигает более трети. Самая высокая неудовлетворенность отмечается в Новгородской, Калининградской областях, Республике Коми и Санкт-Петербурге.

Удовлетворенность деятельностью регионального органа управления культурой существенно выше. Например, в Архангельской области и Республике Карелия она составляет даже более 50%. Однако в некоторых областях она опускается до недопустимо низких значений. Как, например, – в тех же Калининградской области и Республике Коми.

С другой стороны, именно в Республике Коми 55% опрошенных удовлетворено отношениями с муниципальной властью. Более высокий уровень удовлетворенности деятельностью местной власти отмечается только в Вологодской области. Доля удовлетворенных и неудовлетворенных совпадает (50 на 50) – в Мурманской и Новгородской областях.

Наименьшее число удовлетворенных отношениями с муниципальной верхушкой в Республике Карелия, хотя именно там наибольшее число муниципальных руководителей удовлетворено своими отношениями с федеральным центром и с региональными руководителями.

Это позволяет говорить о том, что в каждом из исследованных регионов складывается своя специфическая ситуация, общим же является то, что уровень удовлетворенности своим уровнем власти, за небольшими исключениями, все-таки выше, чем удовлетворенность отношениями с более высоким иерархическим уровнем.

Возникает вопрос, может быть уровень удовлетворенностине удовлетворенности связан с опытом работы самих руководителей, с простроенностью их связей на разных уровнях власти? Ответ на этот вопрос мы попытались найти, рассмотрев отдельно оценки, выставленные опытными и молодыми руководителями.

Более молодые (со стажем до пяти лет) муниципальные администраторы культуры лояльнее относятся к деятельности Министерства культуры России, в то время, как «опытные» управленцы (со стажем руководства более десяти лет) по отношению к этому федеральному органу занимает более нетерпимую позицию.

С другой стороны, «молодежь» (стаж – до пяти лет) несколько ниже, чем их более опытные товарищи, оценивает деятельность региональных ор-ганов управления культурой и значительно ниже – работу своих муниципальных властей.

Это позволяет говорить о том, что опыт не увеличивает число руководителей, удовлетворенных своими отношениями с федеральным уровнем, а лишь приводит к нарастанию раздражению и явному недоверию. Молодые руководители более терпимы, но также демонстрируют невысокий уровень удовлетворенности складывающимися отношениями с Москвой.

2. Как руководители муниципальных органов культуры оценивают состояние сферы культуры

Данные опроса по поводу состояния сферы культуры позволяют убедиться в том, что муниципальные руководители склонны оценивать это состояние, прежде всего, через материальную и социальную защищенность себя и остальных работников отрасли. При этом в данном случае можно говорить об этом, как о доминирующей, но не единственной тенденции, проявившейся в ходе исследования. Основанием для такого вывода может служить тот факт, что оценки, выставленные в разных республиках и областях, различаются между собой.

По мнению руководителей муниципальных органов, как это следует из таблицы 10, самые главные проблемы сферы культуры в их регионе – это «низкая заработная плата работников культуры», «сокращение государственных субсидий учреждениям культуры» и «низкая социальная защищен-ность работников культуры».

Если сравнить между собой, оценки муниципальных руководителей и работников органов культуры областного уровня, то можно увидеть, что здесь налицо явные различия в оценках. Хотя по самой главной базовой позиции – «низкая заработная плата работников культуры» – оценки тех и других совпадают. Обе обследуемые группы ставят эту проблему на первое место.

Наибольшее расхождение между одной и другой группой касаются таких позиций как «сокращение государственных субсидий учреждениям культуры» и «неготовность самих работников сферы культуры к работе в условиях рынка». Если муниципальные руководители видят в сокращении государственных субсидий одну из самых важных проблем, то администраторы культуры областного уровня относят данную проблему лишь на 6-7 позиции. Тогда как областные администраторы неготовность самих работников культуры считают достаточно серьезной проблемой, муниципальные руководители ставят ее лишь на 7-е место. Это свидетельствует о двух принципиально разных взглядах на сферу культуры у этих двух групп руководителей. Муниципальные руководители продолжают оставаться в рамках патерналистской схемы решения проблем культуры, при которой именно государству отдается приоритетная роль в поддержке данной сферы, в то время как областные администраторы склоняются в большей степени к рыночной модели, согласно которой в решении проблем культуры все большую роль должны играть сами ее руководители и другие работники, оставляя за государством необходимость платить достойную заработную плату.

В то же время полученные результаты дают возможность говорить о том, что степень доминирования патерналистской модели в подходах у муниципальных руководителей различается от региона к региону и наполняется не только материальными требованиями, но и законным стремлением обеспечения сферы культуры стратегическими и нормативно-правовыми доку-ментами. Хотя, конечно, материальные требования продолжают оставаться доминирующими, наряду с проблемой сокращения государственных субсидий. Лишь в Архангельской области и Санкт-Петербурге, эта проблема несколько отодвинута на более низкие позиции, во всех остальных случаях она занимает вторую позицию, а в одном регионе – даже первую.

Так, руководители муниципальных органов культуры Республики Коми акцентируют внимание на такой проблеме как «отсутствии ясной концепции развития сферы культуры России», а в Санкт-Петербурге и в Архангельской области самой главной проблемой сегодня считают «несформированность нормативно-правовой базы». Это своего рода реакция на «отсутствие порядка», чем в стране недовольны все.

Несмотря на то, что стремление к правовому порядку явно доминирует, не стоит его переоценивать или недооценивать. Это можно рассматривать и как привычные требования, которые были всегда. Они, безусловно, обострились, в связи с путинским стремлением «жить по закону», которое реально вряд ли уж так необходимо руководителям, которые как никто лучше других знают, что законы, написанные для сферы культуры, как правило, или не реализуются или реализуются плохо. Этот вывод еще более справедлив, если учесть, что деятели культуры, которыми руководят управленцы, еще в большей степени не восприимчивы к законодательным документам в своей прак-тической деятельности.

«Деятели культуры с одной стороны жаждут установления закона, но с другой – они ему всячески противятся, – считает Саймон Манди. – Таков уж их удел: вносить беспорядок, спорить, менять точки зрения. Как и политики, они хотят изменить мир к лучшему, но, в отличие от первых, творцы не де-лают вид, что именно у них есть лучшее решение. Они не пытаются продви-гать свои взгляды как единственные разумные» .

Тем более что принятие отдельных законов не сможет решить нако-пившихся проблем. Нужен целый пакет законов, который бы упорядочивал юридическую базу, регламентирующую культурную деятельность в Российской Федерации. При этом важно, чтобы этот новый пакет законов отражал изменившийся характер отношений между Федеральным центром и регионами.

«Сегодня появляется реальная возможность создать целостную юридическую базу, регламентирующую культурную деятельность в Российской Федерации – считает А.И. Голышев. – Представляется, что ее состав должен претерпеть существенную трансформацию, и прежде всего в связи с принципиально изменившейся системой отношений между субъектами Федерации, а также между законодательной и исполнительной властями. Это значит, что законы становятся основным источником правовой регламентации, и только на их основе могут быть приняты иные правоустанавливающие акты» .

С другой стороны, нельзя отрицать значимость данного фактора для тех, кто хотел бы реально действовать, работая в данной области. Поэтому то недовольство, которое проявляют мезосубъекты культурной политики в регионах, есть следствие недовольства действиями элиты, которая не хочет по-нять, что недостатки в преобразовании нормативно-правовой базы сдержи-вают инновационную деятельность организаций культуры.

Субъекты культурной политики муниципального уровня уже многому научились – привлекать средства фондов, работать с негосударственным сектором, а существующие «правила игры» не дают возможность развивать эти навыки в рамках формального законодательного поля, смещая эту деятельность в пространство неформальных договоренностей.

Но неформальные договоренности не самый надежный инструмент для институциализации. И здесь мы склонны согласиться с тем, что «перспективы роста неизбежно порождают стимулы для переключения от неформальных «правил игры» к более формализованным, от неявных контрактов к явным, от непрозрачных теневых схем к открытым легальным трансакциям».

Самые низкие рейтинговые позиции в оценках занимают такие про-блемы как коммерциализация сферы культуры и распад профсоюзного сектора культуры. Сегодня муниципальные администраторы уже не боятся коммерциализации деятельности учреждений культуры и практически полного ухода с поля культурной политики профсоюзного и ведомственного секторов культуры, хотя еще в середине 1990-х годов, это воспринималось как весьма существенная проблема.

Итак, данные наглядно свидетельствуют, что, несмотря на всю драма-тичность десятилетия реформ в России, муниципальная сфера культуры не только выжила, но ее управленцы сумели переосмыслить происходящие перемены и поставить себя во главе будущих преобразований. Процесс переосмысления проблем шел достаточно интенсивно и позволил перейти от «хао-тической» картины перемен к спокойному и уравновешенному анализу. Теперь проанализируем, как ранжируют муниципальные администраторы наиболее опасные тенденции в сфере культуры, сравнив их оценку с позицией работников органов культуры областного уровня.

Как следует из таблицы 12, оценивая опасные тенденции, муниципаль-ные администраторы первые два места отводят «вечным» со времен перестройки темам – «низкий рейтинг культуры как объекта финансирования» и «сокращение комплектования библиотек». Достаточно высоко оценивается муниципальными руководителями и такая опасность как «засилье низкопробных образцов на эстраде, кино- и видео-экранах». В свою очередь, видение опасностей заметно различается от региона к региону.

В региональном разрезе первую – вторую позицию устойчиво занимает такая опасность как «низкий рейтинг культуры как объекта финансирования у региональных элит». Лишь в Вологодской области (наверное, не случайно – эта территория донор!) указанная тенденция смещена на третье место. Менее ровные оценки опасности такой тенденции как «сокращение комплектования библиотек». Если в Вологодской и Ленинградской областях она занимает первую позицию, то в Санкт-Петербурге и Республике Коми ее значение заметно ниже.

Руководители муниципальных органов культуры Санкт-Петербурга, Республики Коми и Мурманской области главную опасность для развития культуры видят в «засилье низкопробных образцов», в то время как администраторы Ленинградской области и Республики Карелия отводят ей низкое или среднее значение.

Муниципальные администраторы Санкт-Петербурга, Республики Коми и Новгородской области обращают серьезное внимание также на опасность «падения престижа профессии работника культуры».

Лишь руководители муниципальных органов культуры Архангельской и Вологодской областей не только фиксируют «низкий рейтинг культуры у властных региональных элит», но и понимают насколько серьёзную опасность для сферы культуры представляет «незнание менеджерами культуры правил фандрайзинга, неумение правильно оформить заявку-обращение к потенциальному финансисту проекта культурной инициативы».

Подобный поворот к фандрайзингу, стремление самостоятельно привлечь средства на развитие сферы культуры своего региона не является возникшим из ниоткуда. Так руководители муниципальных органов культуры Архангельской области за годы последнего пятилетия ХХ века приобрели неплохой опыт привлечения средств на реализацию культурных инициатив . Необходимость поиска дополнительных средств хорошо осознается руководителями сферы культуры, и они даже ищут новые формы взаимодей-ствия с «имущей сферой». «Сегодня одна из главных задач работников культуры - поиск путей совместной деятельности с «имущей сферой» - про-мышленниками, коммерсантами, – утверждает Надежда Измайлова. – Не просьба, а предложение сотрудничества, выгодного для обеих сторон. Традиционные формы клубной работы не годятся, необходимо изобретать но-вое, помимо презентаций и благотворительных концертов-марафонов».

С другой стороны, многие из опрошенных нами руководителей убеж-дены в том, что поиск точек соприкосновения учреждений культуры с возможными спонсорами затруднен, поскольку отечественное законодательство не стимулирует подобную деятельность и не предусматривает спонсорам существенных льгот.

Привлечение бизнеса, крупных фирм, нуждающихся в рекламе, на периферии немного, а мелкие большой рекламы боятся из-за увеличения числа «попрошаек» – так считает большинство опрошенных нами руководителей муниципальной сферы

О том, что сформулированная проблема имеет международный характер, не сомневаются ведущие специалисты в области культурной политики Марк Пахтер и Чарльз Лэндри: «Организации, которые занимаются привле-чением денег в культуру, отмечают, как трудно стало убеждать филантропов и бизнесменов вкладывать средства в культурные проекты, очевидно, проигрывающие сегодня на фоне таких проблем, как развитие местных сообществ, борьба со СПИДом или обеспечение доступа к информации для социально незащищенных слоёв населения.

Совершенно новые правила распоряжения благотворительными деньгами устанавливают сегодня те, кого называют «новыми филантропами» – будь то Джордж Сорос, Фонд Билла Гейтса или «Атлантик Траст». Они склонны глубже вникать в процесс распределения средств, требовать эффективных результатов, а также использовать свои ресурсы для развития индивидуальных возможностей. Одним словом, культура не может более рассчитывать на безоговорочную поддержку – несмотря даже на неожиданно изливающиеся на неё потоки».

Одновременно говорить о том, что это совсем не получается нельзя. «Очень важно найти очень правильную форму поблагодарить наших помощ-ников. Мы этому научились» – считает Зинаида Рыжкова, руководитель отдела культуры и туризма Вельского района Архангельской области. Низкие рейтинговые позиции при формулировании опасных тенденций отдается «сокращению посещаемости учреждений культуры». Это тот показатель, который в советское время считался основным в деятельности учреждений культуры. Сегодня он не воспринимается как что-то важное. Между тем, это серьезная проблема. Согласно недавнему социологическому исследованию, проводившемуся Российским Домом народного творчества в Краснодарском и Ставропольском краях, Кировской области, причины по которым не посещают ДК, не только загруженность работой, наличие видеотех-ники, что еще как-то оправдывает работников сферы культуры, но и не инте-ресность, плохая материальная база учреждений культуры. Так, в Кировской области: «неинтересность» стала причиной непосещения учреждений культуры для 19% сельчан и 10% горожан; материальные затруднения – для 9% сельских жителей и 33% горожан, недостаточность рекламы – 6% тех и других .

Наш анализ позволяет говорить о том, что процесс адаптации муниципальных руководителей к условиям работы в рыночных условиях идет неравномерно.

Наибольшее продвижение руководителей сферы культуры наблюдается по тем направлениям, которые были опробованы в реальной практике и принесли необходимые результаты.

Одновременно относительно самых важных тенденций единообразие налицо, что свидетельствует о наличии некоторых системных проблем функционирования сферы культуры, которые необходимо будет решать в близкой и средней перспективе.

Теперь рассмотрим оценки, которые дают муниципальные администраторы культуры, как по всему массиву, так и в зависимости от стажа работы, и сравним их с позицией администраторов культуры регионального уровня. Они сгруппированы в таблице 14.

Наиболее явные расхождения между теми и другими имеют место по трем позициям: «сокращение комплектования библиотек», «незнание менеджерами культуры правил фандрейзинга, неумение правильно оформить заявку» и «исключительно «бюджетные ожидания» управленцев культуры». Муниципальные администраторы, по мнению областных управленцев явно переоценивают опасность сокращения сети библиотек, в то время как областные руководители явно превышают опасность, по сравнению с муниципалами, такой тенденции как незнание правил фандрайзинга, неумение составить заявку на грант. Также у областных управленцев вызывают опасения исключительно бюджетные ожидания у работников культуры, в то время как муниципальные руководители такой проблемы не ощущают.

Сравнение оценок муниципальных руководителей между собой, в зависимости от стажа руководящей должности, показывают, что между ними различия минимальны, а это дает возможность предположить, что стаж работы не влияет в данном случае на характер полученных оценок.

В своих интервью руководители сферы культуры напоминают о том, что опасные тенденции в сфере культуры, особенно районного подчинения нарастают, а решать их фактически некому. Вот какое письмо приложил к анкете один из наших респондентов: «Главная задача рядовых (и не только) тружеников культуры – сохранить духовность России, национальные корни, традиции, развивать творческий художественный потенциал, качество досуга и т.д. Но разве мы движемся хоть сколько-нибудь в этом направлении? Денег нет, кадров нет, один телевизор еще связывает глубинку с миром. Но, тем не менее, глубинка жива, творит, воспитывает и борется! Зарабатывает на изношенной материально технической базе копейки. Мы фактически не имеем бюджетного фи-нансирования на развитие и творческую работу. У нас есть деньги только на подписку, заработную плату и оплату коммунальных услуг. Больше ни на что средств нет. И так в районах везде. Предприятия – а их было двадцать – в нашем рабочем поселке закрыты, они банкроты, все разворованы. Налогов не собрать. Культура держится из последних сил. А работы для жителей просто нет».

Безусловно, проблема финансирования сферы культуры стоит достаточно остро, однако, как показывают данные исследования, «бороться за ресурс» муниципальные руководители пока не научились. По крайней мере, большинство из них. Хотя осознание необходимости развития подобных навыков идет достаточно быстро, но свертывание работы многих благотвори-тельных фондов в России может привести к тому, что это умение умрет, в силу своей невостребованности. С другой стороны, результаты исследования явно обнадеживают. Они свидетельствуют о том, что траектория профессионального развития администраторов сферы культуры однозначно направлена на активное взаимодействие с благотворительными фондами. Больше половины респондентов в нашем исследовании (52,7%) собираются подать заявку на Конкурс Президентских грантов по культуре, а почти две трети (64,4%) предполагают принять участие в конкурсе какого-либо иного фонда.

3. Задачи региональных органов управления культурой в представлениях муниципальных руководителей

Наряду с наиболее важными проблемами и опасными тенденциями в ходе исследования анализировалась также позиция муниципальных руководителей относительно задач, которым в условиях рынка должны отдавать приоритет региональные органы культуры. Полученные результаты представлены в таблице 15.

По мнению муниципальных администраторов культуры Северо-Запада России главными задачами региональных органов культуры являются «подготовка и повышение квалификации работников культуры», «определение приоритетов развития сферы культуры региона» и «поиск инновационных проектов в сфере культуры». Нельзя исключать того, что именно осознание муниципальными управленцами значимости образовательного потенциала в разрешении проблем сферы культуры позволяет им рассматривать его как фактор, благоприятствующий перспективам и повышения престижности работы в культуре, и возможностей развития инфраструктуры отрасли.

Нацеленность на поиск инновационных проектов у данных управленцев, скорее всего, свидетельствует о том, что за годы рыночных преобразований они осознали, что только инновационное опережение позволяет подтягивать в сферу культуры дополнительные, в том числе внебюджетные источники, поэтому поиск подобных начинаний превращается в реальный механизм выживания сферы культуры как отрасли. Не менее важным является и то, что за прошедший отрезок времени им пришлось смириться с тем, что культура функционирует в условиях дефицита ресурсов, благодаря чему принципы приоритетности становятся определяющими для них, и они научаются с ними работать как с пограничными условиями. Весьма интересно, что молодые руководители еще в большей степени, чем опытные ориентированы на поиск инновационных подходов в сфере культуры. Молодые администраторы проблему обеспечения заработной платой не рассматривают уже столь остро, как более опытные руководители. При этом молодые руководящие кадры менее оторваны от реальных интересов социума в сфере культуры в отличие от другой группы респондентов.

Для региональных администраторов система приоритетов имеет несколько иной характер, в чем-то совпадая, а в чем-то различаясь от той, которую заявляют муниципальные руководители. Одинаково высокую первую позицию занимает у тех и других «подготовка и повышение квалификации работников культуры». Однако на этом совпадения заканчиваются. Все остальные позиции различаются между собой. Так позиции «определение приоритетов развития сферы культуры региона» и «поиск инновационных про-ектов в сфере культуры» занимают у региональных администраторов лишь 5-ю и 6-ю позиции соответственно.

В то время как подготовка управленческих кадров, обеспечение работников заработной платой и поиск оптимальных моделей функционирования сферы культуры находятся в центре необходимых преобразований для ответственных работников региональных администраций.

Сосредоточенность, в первую очередь, на управленческом ресурсе не случайна. От усилий конкретных управленцев многое зависит в сфере культуры и региональные администраторы, как и муниципальные, знают об этом лучше других, ведя ежедневную борьбу за сферу культуры в своих ре-гионах. Эта борьба стала столь привычной, что перешла в перечень основных обязанностей руководителей сферы культуры.

«Относительное благополучие учреждений культуры, при хроническом дефиците бюджета, почти целиком зависит от умения заведующего отделом культуры доказать значимость обеспечения нормальных условий для работы подведомственных учреждений, необходимости финансирования их планов и программ, – отмечает руководитель органа культуры г. Коряжма Надежда Измайлова - При этом, заведующий отделом в ипостаси чиновника-координатора обязан выделить приоритетные задачи, с учетом особенностей территории и способствовать их реализации.

Одновременно занимаясь в ипостаси менеджера поиском дополнительных финансовых источников. Проблема поиска, определения и расширения перечня услуг, за которые население, организации и предприятия готовы платить, в настоящее время перестала быть для заведующего от-делом добровольной творческой инициативой, а перешла в перечень основных обязанностей».

В то же время обращает на себя внимание тот факт, что муниципальные администраторы весьма низко оценивают важность такой задачи как «согласование интересов разнообразных субъектов культурной деятельности». Это свидетельствует о том, что они не видят пока многих субъектов и задача согласования перед ними просто не стоит, либо сами эти субъекты просто не нуждаются в подобном согласовании и связей с муниципальной властью не выстраивают.

Это неоправданная позиция, которая свидетельствует о том, что работа муниципальных управленцев продолжает оставаться весьма бюрократизированной, в то время как «культурная политика возникает в тот момент, когда реально появились общественные группы (а не только государственные), по-разному видящие культурный процесс на одной территории, – о чем спра-ведливо утверждает проректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Сергей Зуев. – Вот если эти разные мнения имеют право на высказывание и установлена определенная процедура обсуждения – это и есть культурная политика».

Взгляд культуролога на культурную политику фактически разделяет и практик «Право на культуру предполагает активное участие людей в принятии решений по вопросам культуры, а также обеспечение равного доступа к творческим ресурсам и презентационным площадкам. Профессионалам сферы культуры необходимо пересмотреть некоторые свои профессиональные установки и научиться использовать свой опыт и талант в условиях открыто-го партнерства и диалога».

Здесь, как и раньше, можно наблюдать известные региональные различия в конструируемых позициях.

Отличительной особенностью полученных оценок является то, что они имеют весьма существенный разброс. Даже относительно позиции, занимаемой преимущественно первое место в рейтинговом ряду, имеются показа-тельные расхождения. Так, первая позиция в некоторых регионах, например, в Республике Карелия, отдается такой задаче как «обеспечение работников культуры гарантированной заработной платой», в то время как в двух других регионах она находится в нижней части списка, занимая седьмую или восьмую позицию.

В Республике Коми, Мурманской и Ленинградской областях полагают, что «поиск инновационных проектов в сфере культуры» - это самая главная задача региональных органов культуры, в то время как в Калининградской области с этим совершенно не согласны. Столь серьезный разброс оценок свидетельствует, скорее всего, о том, что внутри отдельных регионов сложи-лись свои специфические условия для развития сферы культуры, с одной стороны, с другой – уровень дифференциации осознаваемых задач руководителями из разных территорий продолжает сохраняться.

Это означает, что поиск общих рецептов для всех вряд ли целесообразен до тех пор, пока сами руководители сферы культуры «снизу» не найдут консенсуса, относительно того, какие задачи являются первоочередными для сферы культуры в целом, а какие необходимо решать в первую очередь на их территориях.

4. О взглядах руководителей сферы культуры на приоритеты финансирования отрасли

Безусловно дефицит финансирования сферы культуры в России сохраняется уже многие годы и нет оснований для позитивного прогноза, относи-тельно того, что эта ситуация в скором времени будет решена.

Именно поэтому весьма интересным является вопрос, как в этих условиях руководители сферы культуры будут оценивать приоритеты финансирования, насколько позиции муниципальных и областных руководителей будут синхронизированы между собой.

Как видно из представленной таблицы, в отношении трех базовых направлений финансирования отрасли расхождения весьма незначительны. Так необходимость в первую очередь, финансировать комплектование библиотек не вызывает разногласий. Высокая синхронизация оценок наблюдается также относительно сохранения историко-культурного наследия, как и в случае с модернизацией культурно-досуговых учреждений. Исключение в данном случае составляет лишь группа молодых управленцев, которая в отличие от своих более опытных коллег не считает приоритетным направлением финансирования поддержку наследия. Молодые руководители не согласны также и с тем, что в число приоритетов финансирования должны входить досуговые учреждения.

По их мнению, наиболее важным является комплектование библиотечных фондов, поддержка инновационных проектов и повышение квалификации кадров культуры. Явно, что эта страта управленцев ориентируется на стратегические ресурсы, которые могут впоследствии приносить отдачу. Интересно, что оценки более опытных муниципальных руководителей в большей степени синхронизированы с приоритетами, предлагаемыми региональными управленцами, нежели оценки, характерные для всей группы муниципальных руководителей в целом.

Рассмотрение позиции муниципальных администраторов культуры относительно приоритетов финансировании позволяет говорить о высоком уровне дифференциации полученных оценок в зависимости от региона. Так даже в отношении такого направления как комплектование библиотечных фондов нет выраженного единообразия оценок. Высокий уровень дифференциации характерен практически для подавляющего большинства сделанных оценок и снижается лишь в отношении самых несущественных, по мнению муниципальных управленцев, направлений – проведения фестивалей и праздников и поддержки профессионального исполнительского искусства.

Это свидетельствует о том, что в каждой из территорий может складываться своя региональная ситуация, которую трудно подвести под общую черту. Одновременно это может быть сигналом того, что муниципальные руководители склонны оценивать ситуацию локально, не рассматривая пробле-мы культуры в регионе в целом.

Поэтому при принятии управленческих решений необходимо видеть ситуацию из разных субъектных позиций, всегда помня о том, что каждый из субъектов культурной политики может иметь свои интересы, которые могут противоречить друг другу. Нахождение необходимого компромисса и будет являться показателем эффективности проводимой культурной политики.

***

Анализ проблем сфер культуры, как они видятся администраторам культуры разного уровня, показал, что в восприятии тех или иных проблем, их приоритетности и опасности, а также путей их решения нет базовых противоречий между муниципальными и региональными руководителями. Наибольшая синхронизация в оценках касается необходимости повышения материального положения работников культуры и их социальной защищенности.

В то же время нельзя не отметить, что муниципальные руководители в отличие от региональных коллег глубоко погружены в конкретные проблемы своих территорий, что обуславливает большую локальность в видении ими проблем, по сравнению с региональными управленцами. Высокая степень неудовлетворенности со стороны муниципальных администраторов своими отношениями с вышестоящими руководителями на всех уровнях, лишь слегка смягчающаяся по поводу местной власти, свидетельствует о том, что это достаточно «оторванная» от всех структур власти группа, которой приходится выживать, нередко ориентируясь только на собственные, как правило, весьма скромные усилия.

Нельзя отрицать, однако, и того факта, что муниципальные руководители склонны видеть источники многих проблем в плохом финансировании сферы культуры, тогда как региональные управленцы понимают, что эти проблемы были и будут всегда, и крайне важным становится умение самих руководителей жить и работать в условиях изменившихся правил, согласно которым не стоит ждать только бюджетных денег, а следует их искать за дверями своих администраций. Высокий уровень региональной дифференциации оценок скорее всего свидетельствует как о том, что ситуация в сфере культуры существенно различается от региона к региону, так и о том, что уровень готовности самих руководителей к работе в условиях рынка остается весьма различным.