Подписка на рассылку
E-mail:

ФИО:

Организация:



* Все поля обязательны
для заполнения






Rambler's Top100
Rambler's Top100


Г. Я. Лаптева. Развитие культурных индустрий (Набросок сценария)

Пролог. Почему культурные индустрии?

Блиц-опрос «Чего, на ваш взгляд, не хватает Архангельску?», проведенный одной из газет областного центра накануне его 420-летия, показал, что не хватает

- тепла и света, особенно зимой;
- заботы горожан;
- культуры общения;
- ответственной власти;
- поддержки властью культурных начинаний;
- ярких личностей, интересных людей.

На причину большинства проблему казал профессор Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова С. Шубин: «Северный край превращен в моноотраслевой, по сути – сырьевой регион России. "Север в ХХ веке, – считает один из его самых авторитетных знатоков М. Н. Николаев, – в основном воспринимался как колония с неисчерпаемой кладовой, где не живут, а зарабатывают, где не благоустраивают среду, а разрушают ее…"» .

Своей мощью Русский Север обязан природным условиям. Архангельская область – это природные ресурсы России: лес, алмазы, нефть, требующие огромных вложений в разработку и освоение.

Архангельская область решает задачу успешного выхода на внешний рынок, установления связей. В глобальной экономике у нас нет ниш. Их надо «прорубать».

Архангельская область ищет свое место в обновляющейся России и Европе. То место, которое соответствовало бы ее былому положению «столицы Севера», «первого порта России», «ворот в Арктику», способствовало росту ее конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности.

В связи с этим М. Б. Гнедовский, директор Института культурной политики (Москва), в интервью газете «Ведомости Поморья» отмечает: «Именно культура во многом формирует инвестиционный климат города – ведь людям, которые создают новые предприятия, приятнее работать там, где им хорошо, они руководствуются соображениями общественной атмосферы и образа жизни. Выбирают города, где им хотелось бы жить, а не только работать. Само наличие большого творческого сословия в городе создает особые условия для развития всех остальных сфер, повышает коэффициент инновационности и увеличивает приток инвестиций…
Архангельск – пример типичной эволюции города, бывшего ранее важнейшим портом и со временем эту роль утратившего…» .

Культура в широком понимании создает в регионе новые возможности для деятельности, созвучные времени. Роль фактора локализации, отрасли деятельности, рынка рабочей силы перемещает ее в центр общественной жизни.

Маркетинг населения (привлечение людей конкретных видов занятий и определенного уровня квалификации, утверждение в массовом сознании преимуществ Архангельской области для проживания и самореализации) также свидетельствует о важности ресурсной составляющей культурного фактора.

Новые рабочие места и новые направления в экономике, в частности в малом бизнесе – результат развития среды, которая делает ставку на творчество.

Надежные рабочие места являются условием для закрепления населения. Но эти места зависят от инициативных людей. Если мы хотим привлекать и удерживать человеческие ресурсы, необходимо предоставлять им широкий выбор культурного досуга. На этот выбор влияет наличие возможностей для удовлетворения культурных потребностей.

В. К. Туров, директор Архангельского фонда развития джаза, организатор Дней джаза в Архангельске, считает, что «джаз – это не спасение от всех проблем, но наряду с белыми ночами "Дни джаза" – одна из характерных черт нашего города, вещей, которые и делают Архангельск Архангельском! Именно искусство будоражит нашу жизнь, не дает ей застаиваться, именно искусство делает погоду в городе – и творческую, и, наверное, даже политическую!»

И все-таки, почему?

Архангельская область охотно воспользовалась возможностью войти в число пилотных территорий одного из направлений программы Совета Европы «Культура и бизнес» – «Творческие индустрии», программы, импортирующей чужие технологии, став партнером одного из самых авторитетных российских аналитических, проектных и консультационных агентств в сфере культуры – Института культурной политики.

Характеристика современной Архангельской области противоречива:
- Архангельская область флюидная, но не креативная.
- Архангельск – город богатой культурной идентичности – переживает кризис идентичности.

Однако, говоря словами А. Головнева, «норд-русская традиция не пресеклась с разгромом Новгорода. Основанная на индивидуальной деятельностной схеме и потому не нуждающаяся в крепкой столице, она свободно распространилась по всему Северу Евразии, особенно ярко отразившись в культуре русских поморов . С древности отношения на Севере были настроены скорее на поддержание связей, чем размежевание. Условные этнические границы часто служили не полосой отчуждения, а перекрестками торговых и военных путей, где формировались новые этнокультурные очаги…».

Другая причина принять участие в «Творческих индустриях» – проблемы отраслевой культуры и России в целом:

- дефицит ресурсов развития и ресурса креативности;
- отсутствие новых ключевых фигур, способных аккумулировать энергию и возможности участников совместной деятельности: политиков как основного субъекта, влияющего на развитие городов, посредников как агентов перемен.
Пришло время амбициозных проектов, риска; время, в котором больше вопросов, чем ответов; время вызовов, становления новых ценностей.

Современный мир востребует концепцию креативного управления: открытость инновациям, гибкость, эмоциональную рассудочность.

Развитие сюжета
Как показал семинар «Культурные индустрии. От ресурсов к политике» (Архангельск, 2003) , культурные индустрии – это
- культурный феномен;
- альтернативный культурный сектор, заполняющий ниши в государственном регулировании и влияющий на корректировку культурной политики;
- целевой сектор.

В культурной сфере есть место для продуктивного коммерческого и частного сектора, который развивает бизнес на свой страх и риск. Но ему необходима помощь государства: для разработки отдельных проектов, получения начального капитала...

Анализируя итоги опроса мнений на семинаре «Культурные индустрии. От ресурсов к политике» , мы пришли к выводам, что более всего участников затронули такие проблемы, как - проблема роли политиков, их творческого потенциала:

(1) …очень задела тема политиков. Кого мы выбираем?
(2) Вы в самом деле верите, что власти могут заинтересоваться креативными индустриями? Чтобы им осознать проблему, надо самому быть «человеком культурным», а они боятся ее как черт ладана. Никому из журналистов в голову не придет, что так называемых «политиков» можно спросить, например: «А что Вы думаете по поводу такой-то выставки?». Ответ очевиден, и поэтому лучше и не спрашивать…
- проблема живого/творческого города:

(3) Много ли людей знают об этих идеях (культурных индустрий – Г. Л.)? Выходите к средствам массовой информации, воспитывайте журналистов, ну не все же народу питаться сплетнями и скандалами…
Нам в последнее время постоянно внушают вещи, которые понижают собственную самооценку . Это просто лейтмотив жизни города – лейтмотив, от которого делать ничего не хочется, навязывание пессимизма и психологического бездействия…
(4) Делать в этом городе (Архангельске – Г. Л.) надо, безусловно, надо, а то тихота, перед другими городами даже неприлично. Там все что-то крутится, вертится, а мы спим. Осознать и сказать себе: мы – не дураки и можем многое, тоже важно.
Что произошло между семинарами «Культурные индустрии. От ресурсов к политике» и «Творческие индустрии – ресурс развития города» (Архангельск, 2004)?

(1) Проведены четыре исследования по культурным ресурсам Архангельской области.

Предметом исследований стали:

- традиционный (отраслевой) сектор культуры, поясняющий контекст развития КИ и дающий представление о самоощущении официальных учреждений культуры;
- междисциплинарный контекст (сфера туризма, информационно-библиотечный сектор, культурное наследие и т. п.) и его производные, способные приносить доход;
- новые сферы (кино, видео, дизайн и т. п.).

Анализ местных культурных ресурсов, рефлексия возможностей и дискуссии, посвященные ресурсной роли культуры и искусства в «новой» России, позволяют сделать краткие выводы. Акцент сделан на перспективах предпринимательства в существующей инфраструктуре культурной среды.

SWOT-анализ отмечает появление в культурном секторе «здоровых» сил – предприимчивых и одновременно творческих людей, ищущих возможности проявления себя на рынке убеждений, а также наличие перспективных культурных площадок (например, фестивали) и творческих пространств (например, центры художественных промыслов и визуальные искусства) как питательной среды, стимулирующей и провоцирующей креативность .

Корпоративные сообщества (прежде всего, профессиональные творческие союзы), отношение к которым в силу их основной цели – лоббировать свои интересы и создавать монополии – бывает неоднозначным, оценены на примере Архангельской региональной организации Всероссийской общественной организации «Союз художников России» как потенциальные кластеры.

Собственно культурные индустрии не затрагивались. Но косвенное знакомство с ними позволяет полагать, что платформой сближения с ними может стать поиск этим сектором недостающих ресурсов: новых потребительских сегментов, потенциальных продуктов (сырья).

(2) Состоялась первая встреча координационного совета по развитию КИ на Северо-западе России и семинар «Содействие экономическому росту через инвестиции в культуру: новые возможности, партнерские программы. Международные проекты» (Санкт-Петербург, 2004).

Можно отметить, что пессимистическая нота некоторых участников Архангельского семинара 2003 года о конфликтной позиции учрежденческой культуры по отношению к КИ не подтверждается. Участники рабочих групп «Партнерство между бизнесом и культурой», «Предпринимательство в учреждениях культуры», «Творческие индустрии и государственные учреждения культуры» Санкт-Петербургского семинара пришли к выводу, что учреждения культуры нуждаются в проектах преобразования культурных пространств, в выходе на результаты, которые станут для них новыми возможностями.

(3) Комитет по культуре принял участие в семинаре «Создание культурного капитала» (Киркенес, Норвегия, 2004), посвященном вопросам актуализации культурного потенциала Баренцева Евро-Арктического региона (БЕАР) в качестве ресурса развития .
Здесь также поднимался вопрос о роли власти в развитии нового типа культуры.
Ключевыми словами семинара стали: «культурная экономика», «творчество», «творческие кластеры».

Возможный сценарий развития культурных индустрий

Как представляется, можно идти несколькими путями в направлении развития темы КИ:

• Стратегия
Стратегическим партнером, безусловно, может и должен стать Институт культурной политики в таких направлениях, как
- формирование политики,
- апелляция к правительствам,
- паблисити,
- стратегические партнеры,
- ресурсы,
- пилотные города и проекты и т. п.

• Тактика
Тактический партнер – координационный Совет по развитию культурных индустрий на Северо-Западе России, роль которого может проявиться в
- обмене информацией,
- решении проблемы коммуникационных каналов,
- выработке стратегического управления для формирования сетей сотрудничества, признания КИ как культурного феномена,
- совместных исследованиях, круглых столах (власть и КИ, организация отношений учреждений культуры и малого бизнеса и т. п.),
- создании площадок для диалога,
- посредничестве.

• Оперативные задачи (в том числе самостоятельная стратегия и тактика) внутри области/республики, например:
- работа в точках роста как питательной среде для КИ;
- БЕАР-проект «Cultural service desk» по развитию сети контактов на севере Европы в сходных ситуациях по развитию культурной экономики, к которому приступил в настоящее время комитет по культуре.

Потенциальный сектор КИ с точки зрения российской ситуации выглядит следующим образом: - собственно культурные индустрии или коммерческие организации/организации малого бизнеса, чьи экономические интересы лежат в культурном секторе;
- третий сектор (негосударственные некоммерческие организации, субкультура, общественные формирования, клубы по интересам и т.п.), обладающий сильными социокультурными ресурсами, питающий КИ: идеями, культурными продуктами, которые могут быть тиражированы и представлены на рынке;
- учреждения культуры, которые заинтересованы в собственном будущем и хотят понять логику рынка. Их отличает напряженная, но способная стать позитивной позиция по отношению к альтернативному сектору, поскольку именно они первыми должны принять вызовы: это создание новых творческих пространств, диалог с новыми элитами, выход на новые продукты и т. п.

Эпилог

(1) «Пускаясь» в неизведанное, всегда нужно опираться на что-то, что уже есть как реальный ресурс. В нашем случае это официальный сектор культуры.
Реформировать деятельность учреждений культуры трудно, но можно:
- развивая проектную деятельность, тем самым актуализируя их потенциал и потенциал тех, кто «дружит» с ними;
- стимулируя их на производство так называемого «сырья», которое станет объектом интереса КИ (например, художественные промыслы).
Учреждения культуры, чей продукт или культурное благо постепенно становится экономическим предложением, вполне могут создавать питательную среду. Важно сближать официальный и неофициальный секторы, создавая площадки для сотрудничества.
Главное направление – поиски, стимулирование, провоцирование той культуры, которая не относится к ведомственной, и чьи продукты/полуфабрикаты создаются за ее границами (3-й сектор).

(2) Определяются 3 вектора действий:
- политики;
- кластеры;
- посредники.

Вопросы, а не ответы определяют будущее. Будущее неопределенно, возможности безграничны, и только структурированный диалог может привести к убедительным выводам и результатам.

Галина Лаптева,
Заместитель председателя комитета по культуре администрации Архангельской области