Подписка на рассылку
E-mail:

ФИО:

Организация:



* Все поля обязательны
для заполнения






Rambler's Top100
Rambler's Top100


Катерина Дранкина. Искусствоведы в фабричном

Вдруг как-то наметилась симпатичная тенденция: из города уходит промышленность, и ее место занимает искусство. За последние два-три года в Москве раскрутилось с десяток культурных проектов, базирующихся на пустующих промышленных площадках.

Все креативные проекты, арендующие фабричные или заводские помещения, находятся вблизи Садового кольца и, несмотря на дороговизну аренды, процветают. Теоретики культурных процессов с восторгом отметили новую тенденцию и предрекли этим проектам судьбу творческих кластеров -- эпицентров культурного роста территорий. Обосновавшись у неприглядного Курского вокзала и метро "Бауманская", искусство должно преобразить эти районы, как некогда преобразило оно лондонский Челси: поселившись в гаражах и заброшенных цехах, художники, сами того не желая, сделали из промышленного Челси лучший район Лондона. Девелоперы, впрочем, не спешат делать на это ставку. Слишком уж специфический город Москва, и мало думают о его развитии через искусство городские власти -- стоит лишь художникам начать облагораживать какую-нибудь промзону, как сразу же их гонят прочь, чтобы пустить на это место кого-нибудь побогаче.

Освоение масштаба

Самый ранний из проектов, о которых пойдет речь,-- центр дизайна, открывшийся в 2003-м в Хамовниках. Комплекс зданий бывшей ткацкой фабрики "Красная роза" арендовала дизайнерская компания Artplay, впоследствии давшая свое имя проекту. За несколько лет компания привела фабричные здания в порядок и заселила близкими себе по сфере деятельности структурами. "В отличие от более поздних проектов, наш довольно утилитарный, прагматический,-- говорит один из основателей Artplay Сергей Десятов.-- Мы не замахивались на то, чтобы становиться центром современного искусства. Мы просто объединили под одной крышей тех людей, с которых начинается любой проект,-- архитекторов и дизайнеров. А вокруг этого творческого ядра начали скапливаться коммерческие структуры, дающие проектам необходимое наполнение: строительные фирмы, продавцы стройматериалов, мебели и т. д. И все-таки у нас получился именно кластер -- некая точка, вокруг которой сам собой разрастается бизнес. Один из лидеров по продаже сантехники даже построил себе офис рядом с нами, поскольку внутри комплекса все помещения были арендованы".

На самом деле если бы компании по разработке проектов, продажам сантехники и обоев были представлены традиционным образом, Artplay превратился бы в обычный строительный рынок или в лучшем случае в бизнес-центр. Но творческая атмосфера, созданная устроителями на ткацкой фабрике, дала возможность сделать место уникальным и существенно увеличить продажи. С момента открытия Artplay задался целью еженедельно генерировать модные акции, фэшн-показы, концерты, выставки, театральные постановки и презентации книг -- благо разнообразные пространства бывшей ткацкой фабрики позволяли фантазировать без ограничений.

Опыт первого, "утилитарного" проекта был моментально перенесен в область практически чистого современного искусства, которому среди труб и щебенки оказалось куда комфортнее, чем в академических залах. В 2004 году напротив храма Христа Спасителя заработал проект "АРТСтрелка". Его инициатор -- Владимир Дубосарский, создавший некогда знаменитую галерею в Трехпрудном, а затем -- проект "Арт-Клязьма". Восемь галерей, приглашенных Дубосарским для "АРТСтрелки", заняли пустующие гаражи шоколадной фабрики "Красный Октябрь". Дубосарский задал галеристам практически невозможный темп -- смена экспозиции два раза в месяц; помимо того, галереи обязались проводить совместные с другими культурными институтами акции и перформансы. В течение последних двух лет самые громкие культурные события происходили именно в этих гаражах -- перед ними складывались скульптуры из книг, возлежали раздетые красавицы и резались арбузы, часть из которых оказывалась головами живых людей. И если первые два проекта Владимира Дубосарского были богемно-элитарными, то успех "АРТСтрелки" доказал, что современное искусство может быть востребовано широкой публикой. "Приятно видеть, что современные художники научились осваивать иные масштабы пространств, нежели обычные галереи,-- говорит куратор "АРТСтрелки" Ольга Лопухова.-- Сейчас культурные проекты возможны и в открытом поле, и в крошечном гараже -- и они адекватно воспринимаются и художниками, и публикой".

Дефиле среди труб

Как центры современного искусства задумывались и два других проекта -- Fabrika и "Винзавод". А если, выйдя из "Винзавода" за Курским вокзалом, пересечь Садовое кольцо, можно попасть на завод "Арма", который, за неимением организаторов, сделать центром современного искусства никто не планировал, но он как-то сам собой таковым стал.

Fabrika -- единственный найденный нами пример мирного сосуществования искусства и работающей промышленности. Проект базируется на территории функционирующей фабрики технических бумаг "Октябрь". Два года назад акционеры поставили перед новым директором фабрики Асей Филипповой довольно типичную задачу -- увеличение рентабельности предприятия. Решение зато было нетипичным. Ася Филиппова занялась уплотнением производства и сдачей освобождаемых площадей в аренду творческим людям. "Отказываться от производства в мои планы ни в коем случае не входило,-- рассказывает молодой директор.-- Но искусство, во всяком случае изобразительное, крепко связано с нашим товаром, бумагой. Поэтому я решила, что совместить на одной территории то и другое вполне возможно". Ася Филиппова проконсультировалась со своими друзьями из творческой среды, насколько интересными для них могут быть помещения цехов. Они заинтересовались. Открытие проекта Fabrika состоялось во время биеннале современного искусства в 2005 году -- тогда в расчищенном от станков цеху прошла выставка молодых российских художников "No Comments?" (некоторые из них по назначению использовали технические бумаги "Октября"). Позже пришлось уплотниться еще больше. Собственные цеха понадобились арт-студии Федора Дубинникова, сына авангардного питерского музыканта Романа Дубинникова, студии молодой анимации и агентству театров современного танца ЦЕХ Елены Тупосевой -- оно арендовало отдельное здание на территории фабрики под театрально-киноконцертную площадку. "Сейчас производство и искусство уравнялись по финансовой отдаче,-- говорит директор фабрики и проекта Fabrika Ася Филиппова.-- Но мы думаем, что в ближайшие годы соотношение изменится в сторону искусства. Сейчас проект уже действительно стал кластером -- в том смысле, что все стало развиваться само, без каких-то усилий с моей стороны. Недавно, например, Liquid Theatre ("Жидкий театр") сам вышел на нас с инициативой провести здесь перформанс. Я им говорю: "У нас ничего не расчищено еще", а они мне: "Тем лучше". И отличный спектакль получился".

Старинный, XIX века винзавод "Московская Бавария" в качестве центра современного искусства откроется осенью. Уже практически наверняка известно, что в его цеха и дегустационные залы переедут галерея Гельмана, Айдан Салаховой, XL и еще с десяток ведущих галерей Москвы. "У собственников, увлекающихся современным искусством, уже давно была мысль о том, что в Москве, давшей мировому художественному процессу и авангард, и конструктивизм, до сих пор нет полноценного центра современного искусства,-- говорит исполнительный директор проекта Софья Троценко.-- Винзавод подходит для реализации подобного проекта по многим причинам. Во-первых, этот промышленный комплекс соответствует всем техническим требованиям и удачно расположен в центре города. Во-вторых, мы опираемся на опыт многих городов мира, где творческие центры возникали именно на базе старинных фабрик и заводов, красивых и интересных с архитектурной и исторической точек зрения". Хотя до открытия осталось не так много времени, завод стоит в руинах. Владельцы намерены со временем вложить $4-5 млн в реконструкцию. Однако наличие на стенах штукатурки устроители не считают принципиальным для современного искусства. "Недавно мы провели здесь фестиваль граффити,-- говорит арт-директор проекта Николай Палажченко.-- Для проекта это было что-то вроде инициации -- граффити является искусством, пробивающимся как трава через асфальт, и все современное искусство прорастает так же". В справедливости этого посыла можно убедиться, посетив находящийся неподалеку завод "Арма".

Современное искусство прорастает там в жуткой грязи, среди щебенки и мусора, и тем не менее всего за несколько месяцев место стало модным и в чем-то даже культовым. Организационных усилий для этого не потребовалось -- управляющий заводом банк "Визави" о создании культурного кластера на момент приобретения "Армы" думал меньше всего. В банке нам сообщили, что о существовании на принадлежащей ему территории культурных проектов узнали недавно из прессы. Среди арендаторов оказались: модная галерея "Якут" (художник Александр Якут занял самое интересное здание завода -- круглое газохранилище, или газгольдер), любимый модельер Романа Абрамовича Денис Симачев и другой модный дизайнер -- Катя Гомиашвили. Модные дизайнеры использовали доставшиеся цеха не только для разработки и пошива коллекций (их коллекции уже производятся в промышленных масштабах, поскольку Гомиашвили открыла магазин на Малой Бронной, а раскрученный на Западе Симачев -- в Столешниковом). Здесь же они организовали закрытый клуб, где устраивают танцы с участием моделей и дефиле с привлечением модной тусовки. Модная публика с таким удовольствием шуршит щебенкой от грязной проходной до темных цехов, что на территорию "Армы" стали проситься посторонние -- здесь, например, ставил сорокинский "Лед" знаменитый латышский режиссер Алвис Херманис.

Арт-девелопмент

Успех вышеназванных проектов крайне взволновал и настроил на позитивный лад культурную общественность. "Долгое время творческие ресурсы города, их формирование, типология и роль в городском развитии ускользали от внимания как исследователей, так и политиков,-- говорит декан факультета "Предпринимательство в культуре" Международного университета Ирина Хангельдиева.-- Но за последние два года в Москве стали возникать креативные центры, объединяющие профессионалов разных направлений творческого сектора экономики. Во всем мире их называют творческими кластерами, и такие кластеры вносят большой вклад в развитие инфраструктуры нашего города". Директор Института культурной политики Михаил Гнедовский идет еще дальше, утверждая, что творческие кластеры способны менять облик городов, делая из трущоб фешенебельные районы. "Творческие предприниматели обычно приходят в бедные, полуразрушенные и вообще "проблемные" районы города, потому что цены на недвижимость там существенно ниже,-- рассказывает он.-- Их присутствие довольно быстро "облагораживает" район: здесь возникают улицы и кварталы, где кипит жизнь, открываются новые кафе и магазины, приводятся в порядок здания и городская инфраструктура. Постепенно такие места становятся известны и популярны не только среди самих художников, но и у широкой публики. В результате цены на недвижимость здесь начинают расти, на место творческих предпринимателей приходят более консервативные компании, а художники идут развивать следующие районы".

По большому счету именно это должно произойти с большинством творческих проектов и в Москве. Согласно плану развития города, гостиницы и развлекательные комплексы появятся в ближайшее время на месте проектов Artplay и "АРТСтрелка". Создатели этих проектов уже присмотрели себе новые обиталища, в которых смогут задержаться подольше. Так, Artplay уже приобрела в собственность здание на Бауманской и в конце 2007 года туда переедет с новой концепцией дизайн-центра. "Я верю, что наши проекты смогут дать новый облик городу,-- говорит Сергей Десятов.-- Все-таки творчество -- это то, что должно двигать общество вперед". Создатели "АРТСтрелки" менее оптимистичны насчет своей роли в развитии города. "Да, Сохо, Ист-Виллидж и Челси стали неотъемлемой частью культурно-экономической структуры города Лондона,-- говорит Ольга Лопухова.-- Эти районы, а точнее художники из этих районов, сделали культуру и современное искусство самоокупаемыми. Но в Москве все наши проекты существуют на период безвременья -- когда промышленность уходит, а сумма интересов для нового коммерческого использования ее территорий еще не сложилась. Мы могли бы содействовать развитию территорий в том случае, если бы в этом хоть сколько-нибудь были заинтересованы власти. Все-таки на Западе подобные арт-центры существуют в том числе и за счет грантов, у нас же политика государства в отношение искусства, мягко говоря, не так активна". В том, что районы "Курской" или "Бауманской" не станут благодаря художникам новым Челси, уверен и эксперт "Института экономики города" Денис Визгалов. "Москва -- город слишком мозаичный,-- утверждает он.-- У каждого микрорайона уже по многу сложившихся ролей. И ни одной нельзя пожертвовать. Структурного планирования развития территории города у нас, по существу, нет, а есть только объектное. Поэтому "Курскую" и "Бауманскую" превратить во что-то целостное невозможно. Художники, архитекторы, дизайнеры, которые занимаются такими проектами, пока еще не умеют лоббировать свои интересы на уровне властей, а сами власти пока еще не видят в этом необходимости". А жаль. Как утверждают современные экономисты, города, основой существования которых стали так называемые творческие индустрии, выросшие из подобных творческих кластеров, все чаще занимают лидирующие позиции. Бывшие промышленные кварталы Ливерпуля, Манчестера или Шеффилда превращены сегодня в колонии художников, музыкантов, дизайнеров. Такие города становятся культурными столицами Европы. "Промышленность -- это вчерашний день городской экономики,-- говорит Денис Визгалов.-- Исконные функции города, на которые он должен делать ставку, чтобы выжить,-- это непроизводственный сектор, сфера услуг. Культура, в частности, на глазах из отрасли-падчерицы, проедающей бюджетные деньги, становится самой прибыльной отраслью. Для того чтобы не проиграть нарастающую и жесточайшую конкуренцию за инвестиции, туристов, информационные потоки, город должен все время выдумывать себя заново -- неслучайно во всем мире сейчас наблюдается бум тематических городов". С одной стороны, непонимание властями этой тенденции тормозит развитие Москвы в этом направлении. Но с другой -- культурные новшества все же неизбежны. Помимо воли государства творческие индустрии становятся доходной отраслью, которая вполне успешно может конкурировать с промышленностью.