Подписка на рассылку
E-mail:

ФИО:

Организация:



* Все поля обязательны
для заполнения






Rambler's Top100
Rambler's Top100


Ирина Коробьина. Art Spaces по-русски

В постперестроечный период в России возникали многочисленные инициативы в сфере современного искусства и культуры, невиданные и невозможные в советское время. Вначале эта деятельность была связана с продвижением культурной оппозиции, которая с течением времени утвердилась и заняла заметное место в российском культурном ландшафте. На ранних стадиях подобные инициативы, как правило, имели некоммерческий и негосударственный характер. Однако практически все инициативы такого рода рано или поздно сталкиваются с необходимостью обретения физического пространства для своей деятельности. В России, где отсутствует государственная политика, направленная на развитие или хотя бы поощрение подобных инициатив, и не сформировалась система налоговых льгот для бизнеса, поддерживающего социальный сектор, это становится тяжелой, трудноразрешимой проблемой.

Тем не менее, позитивный опыт есть. Наиболее сильные и жизнеспособные инициативы, превратившиеся в культурные и художественные институты, в конечном итоге, решили для себя проблему «жизненного пространства». Рассмотрим на конкретных примерах, как происходит формирование отечественных Аrt Spaces и какие пути их создания могут считаться наиболее эффективными.

Опыт становления Государственного Центра современного искусства (ГЦСИ), возглавляемого сегодня Л. А. Бажановым и М. Б. Миндлиным, можно считать наиболее убедительным. Эта художественная инициатива прошла все стадии развития – от независимого маргинального движения до государственной организации. Можно сказать, что история ее становления во многом отражает историю постперестроечной России.

Центр Современного Искусства (ЦСИ) был создан в 1990 году в форме общественной организации, возглавляемой Попечительским Советом, в который входили известные деятели культуры – А. Битов, А. Троицкий, И. Чуйков, К. Разлогов и другие. Центр заявил целый ряд программ, продвигающих различные сферы современного искусства – фотографию, архитектуру, актуальное и наивное искусство и т. д., – которыми занимались наиболее перспективные кураторы того времени. Эта модель, объединившая ярких и авторитетных представителей культурного сообщества, строилась по западным аналогам, в расчете на поддержку спонсоров и новой демократической власти. И эти надежды во многом оправдались. Префектура Центрального административного округа Москвы предоставила Центру право некоммерческой аренды квартала на Якиманской набережной, с обязательством самостоятельного проведения ремонтно-строительных работ. Начало было более чем оптимистичным. Однако очень скоро выяснилась, что эта модель утопична. ЦСИ оказался не способен обеспечивать свою жизнедеятельность и финансирование своих программ. Расчет на внедрение механизма фандрейзинга себя не оправдал. Программы, с самого начала работавшие как галереи (они так и назывались: галерея Школа, Архитектурная галерея, галерея наивного искусства «Дар» и т. д.), очень быстро столкнулись с необходимостью бороться за выживание. Это привело к реструктуризации ЦСИ в содружество независимых культурных организаций, каждая из которых обрела статус самостоятельного юридического лица. ЦСИ оставил за ними право некоммерческой аренды уже освоенных и закрепленных за ними помещений и обязательство перейти на самообеспечение. При этом ЦСИ по-прежнему развивал художественную политику, в которую были вовлечены все обитатели квартала на Якиманке. Внешне в жизни Центра мало что изменилось – он продолжал функционировать как содружество художественных инициатив, связанных не только соседством, но и общим художественным процессом. Однако поменялась модель организации. Она стала напоминать коммунальную квартиру с равноправным положением всех обитателей, отличавшихся лишь количеством занимаемой площади и степенью преуспеяния.

 В это время возник проект реконструкции квартала на Якиманке архитектора Михаила Хазанова, превращавший его в идеальный Аrt Space, состоящий из отдельных галерей. Все они нашли себе место в уже существующих строениях Якиманского квартала. Два главных элемента объединяют этот Шанхай в единый организм – многофункциональное пространство, организованное в старых стенах, и новая конструкция во дворе, построенная по принципу голубятни (малобюджетные легкие сборно-разборные конструкции). Система стеклянных пассажей – коммуникаций между разными частями комплекса – должна была обеспечить удобство связей. Проект, подразумевавший малобюджетное и корректное превращение старого московского квартала в новое художественное пространство, осуществлен не был, ибо ЦСИ не выполнил вовремя своих обязательств по реконструкции Якиманского квартала. Галереи были вынуждены освободить помещения и передать их новым владельцам.

Следующий этап формирования Аrt Space той же «инициативной группой» во главе с Леонидом Бажановым связан с получением Центром современного искусства государственного статуса. Это решение имело два важных последствия: бюджетное финансирование и правовую возможность претендовать на недвижимость, находящуюся на балансе Министерства культуры РФ или в сфере его влияния. Поиск объекта для приспособления под жизнедеятельность Центра в конце концов увенчался успехом. Небольшое предприятие по производству театральных осветительных приборов (бывший Дом художественного общества Поленова) в результате титанических усилий было передано в оперативное управление теперь уже Государственному ЦСИ. Проект реконструкции территории фабрики, выполненный мастерской Михаила Хазанова, подразумевает два этапа. Первый – реконструкция основного здания – в настоящий момент осуществлен за бюджетные средства. Старые фабричные стены сохранились в основе этого новаторского произведения современной архитектуры. Оригинальное решение – зал, подвешенный к потолку, обеспечивает дополнительную площадь за счет использования высоты. Конструкции, поддерживающие его, создают выразительную пластику внешнего объема. Второй этап – «авангардная» офисная башня, предназначенная не только для нужд Центра, но и для частичной сдачи в аренду, – пока ожидает инвестора.

Опыт становления ГЦСИ и утверждения его как устойчивого художественного пространства наглядно показывает, что получение государственного статуса открывает путь к стабильности.

 Этот путь выбрали и другие успешные российские культурные инициативы, например нижегородская, начинавшаяся как галерея с символичным названием «Кариатида» (руководители Анна Гор и Любовь Сапрыкина) и в конце концов ставшая филиалом ГЦСИ. Статус государственного учреждения культуры позволил им получить в оперативное управление исторический памятник федерального значения – Арсенал, находящийся на территории Нижегородского Кремля. Факт невероятный, поскольку Арсенал, являясь одним из наиболее престижных сооружений города, вызывал интерес мощных коммерческих структур. Однако, по закону, памятники федерального уровня могут быть переданы только федеральным структурам, в первую очередь культурного профиля. Конкурентов не оказалось. В настоящее время архитектором Евгением Ассом разрабатывается проект, предполагающий превращение армейского Арсенала в Кремле в пространство для современного искусства. Проектирование и строительство будет осуществляться на бюджетные средства. В основе архитектурного решения – уважение к исторической правде. Здание Арсенала трактуется как документ: его объем и параметры в точности сохранены, внутренние перепланировки не затрагивают капитальных конструкций. Но авторы позволили себе радикальный жест, заявляющий это место как плацдарм современного искусства. Традиционно белые фасады исторического Арсенала по проекту предполагается перекрасить в ярко-красный цвет.

Аналогичная модель выстраивается в Калиниграде, где был учрежден еще один филиал ГЦСИ (директор Елена Цветаева), вследствие чего началось освоение исторической Башни Крон-Принц – фрагмента крепостной стены, окружающей центр города. Проект реконструкции башни под нужды калининградского Аrt Space разрабатывается местным архитектором Юрием Забугой под руководством М. Хазанова, мастерская которого выполнила и утвердила концепцию. Тесный объем фортификационной башни расширяется за счет освоения подземного пространства. Предлагаемые проектом легкие лестницы и обзорная галерея, опоясывающая башню снаружи, носят характер временных сооружений, которые в любой момент могут быть демонтированы.

Характерно, что и Государственный Центр современного искусства, и все его филиалы начинали свою деятельность как независимые негосударственные инициативы. В течение достаточно короткого времени они превратились в значимые институты, быстро получившие всероссийскую и международную известность. Их деятельность не только влияет на российский культурный климат, но и во многом создает его. Факт передачи этим организациям в оперативное управление объектов недвижимости (в том числе памятников федерального значения) – бесспорное свидетельство их «устойчивости».

Другая стратегия создания Аrt Spaces – преимущественно столичных – связана с развитием культурных инициатив, делающих ставку на взаимодействие с городскими властями. Наиболее убедительные примеры – Московский музей Дом Фотографии Ольги Свибловой и Московский музей современного искусства Зураба Церетели. В том и другом случае организации приобрели муниципальный статус и получили возможность освоения объектов недвижимости, переданных им в результате их тесного взаимодействия с Московским Правительством и личного покровительства Мэра Москвы.

Может показаться, что «огосударствление» культурной деятельности – залог успеха. Однако многие инициативы все же предпочитают оставаться независимыми, то есть негосударственными. Почему? Во-первых, государство не всех берет под свою эгиду. Во-вторых, именно в нашей стране слишком долго учреждения культуры служили инструментами выполнения политического заказа. Не секрет, что льготы и уступки со стороны городских властей, как правило, подразумевают обязательства их отработать, допустим, в ходе предвыборной кампании. Кроме того, не исключается гипотетическая возможность насаждения «государственной художественной политики», а тогда нужно будет делать выбор между благополучием организации и тем, ради чего она была создана.

По этим причинам большинство культурных институтов не борется за обретение федерального или муниципального статуса. Многие из них рассчитывают только на себя и пытаются совместить в своей деятельности независимую художественную идеологию с бизнесом. Из наиболее удачных примеров такого рода – содружество галерей «АРТСтрелка», занявших на условиях льготной аренды гаражи кондитерской фабрики «Красный Октябрь» и Центр дизайна ARTPLAY , освоивший пространства фабрики «Красная Роза». Опыт последнего заслуживает отдельного внимания. Инициативная группа арендовала фабричные цеха для собственной деятельности. Вначале это было проектное бюро, владельцы которого стремились создать идеальные условия, где заказчик смог бы найти своего архитектора или дизайнера. Таким образом, появился экспозиционный зал с постоянной выставкой-продажей стильной мебели и кафе, оснащенное экраном и техникой. Вскоре возникли субарендаторы – дизайн бюро, проектные мастерские шоу-румы. Хорошо оборудованное и удобно расположенное место с прекрасным выставочным залом стало использоваться для проведения художественных и светских акций, имевших значительный резонанс. Это усилило привлекательность места и, соответственно, привлекло еще больше желающих открыть здесь свои мастерские и офисы, что также повлияло на развитие художественной жизни: мероприятия стали регулярными, их качество повысилось. Сегодня ARTPLAY воспринимается как «модное место» и стабильное художественное пространство, несмотря на то, что вопросы собственности не позволяют арендаторам гарантировать длительный срок пребывания в этих стенах.

Отдельный ряд образуют негосударственные некоммерческие организаций, которые существуют главным образом благодаря поддержке зарубежных и отечественных фондов. Многие из них производят впечатление «устойчивых»: их деятельность активна и развивается на международном уровне, репутация высока, они известны и признаны. Поскольку все фонды руководствуются непреложным законом, запрещающим финансировать недвижимость, у этих организаций практически нет шансов на строительство своего собственного пространства. Поэтому, как правило, они вступают в партнерские отношения с близкими по духу или профилю организациями, обладающими пространственными ресурсами. Последние, рассматривая их как ресурс для собственного развития, предоставляют им помещения на некоммерческой основе либо на льготных условиях. Эта модель взаимоотношений позволила, например, Центру современной архитектуры открыть офис в Российской академии архитектуры и строительных наук на Б. Дмитровке, а Институту Pro Arte – получить помещение в музейном комплексе Петропавловской крепости. Такого рода партнерство свидетельствует о признании, однако оно не обеспечивает гарантий на будущее. Устойчивость художественного пространства напрямую связана с решением «квартирного вопроса». Только обладая гарантированным пространством для своей деятельности, организация может рассчитывать на состоятельность в долговременных программах и проектах, а также вырабатывать осмысленные стратегии собственного развития.

Один из разумных путей решения больного вопроса – объединение организаций в «творческий кластер», что позволяет аккумулировать все ресурсы, силы и возможности и направить их на создание объединенной территории современного искусства. Этот путь также дает преимущества оптимизации функционально-пространственной структуры. Например, выставочные, зрительные и конференц-залы могут быть количественно минимизированы или превращены в общее трансформируемое пространство, может быть создан единый для всех блок обслуживания и т. д.

Идея объединенного Аrt Space возникла на семинаре, проведенном Фондом Форда в Виноградово, на котором обсуждались проблемы организаций – грантополучателей Фонда. Она оказалась настолько актуальной, что вскоре стала темой международной конференции в Москве «Культурный квартал: независимые творческие пространства», организованной Агентством ЦЕХ, Институтом культурной политики и Культурным центром «Дом», и далее получила развитие на проектном семинаре «Творческий кластер», проведенном Институтом культурной политики в Голицыно.

Недавно в Нью-Йорке состоялась встреча “Sustainable Art Spaces”, организованная нью-йоркским офисом Фонда Форда, в которой приняли участие коллеги из Восточной Африки, Азии и России. На ней обсуждались проблемы и особенности формирования художественных пространств в этих странах. Следующим шагом станет международный проектный семинар «Аrt Space / Даниловская мануфактура», который проводит Центр современной архитектуры совместно с Немецким архитектурным центром, Агентством ЦЕХ и другими партнерами. В семинаре примут участие архитекторы из Германии и Москвы, а также консультанты, работающие в сфере современного искусства и бизнеса. Цель семинара – разработка архитектурной концепции реконструкции Даниловской мануфактуры в Москве, памятника промышленной архитектуры XIX века, предполагающей превращение ее в новое пространство художественной активности. Возможно, этот семинар станет первым практическим шагом к созданию идеальной российской модели Art Space – территории современной культуры – независимой, негосударственной, способной проводить в жизнь актуальную художественную политику, а также экономически состоятельной.