Подписка на рассылку
E-mail:

ФИО:

Организация:



* Все поля обязательны
для заполнения






Rambler's Top100
Rambler's Top100


Алена Карась. А поговорить?

В Москве продолжается «Новая драма»

«Новая драма» началась с разговоров. Пожалуй, они могут стать самой яркой и содержательной частью всей программы. Этого не скрывали ее устроители — руководитель театра «Практика» Эдуард Бояков и драматург Михаил Угаров, заявивший о том, что наконец жизнь современного театра уподобилась литературной жизни — важны не достижения, но процесс.

А процесс идет: на «Новую драму» привезли не только отечественные достижения, но и театр ближайших западных соседей из Румынии, Литвы и польский клон московского ТЕАТР.DOC — вроцлавский Teatr Ad Spectatores, который показал не только свою версию «Снов» Ивана Вырыпаева, но и совместную с московскими артистами лабораторную работу на темы любви. Судя по всему, среди трех составных частей программы — Герои, Опыты, Спектакли — первые будут главными. Ну, разве не интереснее послушать самого Ивана Вырыпаева, чем посмотреть польский опус на темы его ранней пьесы «Сны». В сущности, это и есть главное проявление актуальности, когда не творение, но рефлексия по его поводу образуют основной контекст художественной жизни. Быть может, именно поэтому интерактивный проект ТЕАТР.DOC «Демократия.doc», созданный Георгом Жено совместно с Институтом культурной политики в конце прошлого сезона и вошедший в программу нынешней «Новой драмы», самым точным образом очерчивает ее формат.

Этот удивительный проект создает и саморазвивающуюся рамку для всех возможных высказываний на темы демократии. Двое ведущих — они же специалисты в области процессуальной психологии — предлагают сначала выбрать в зале самое «демократическое» лицо, а затем доверяют этому лицу создание собственной истории о демократии. На фестивальном спектакле историю рассказывала актриса Ольга Лапшина. Из этой истории о путешествии по Польше, о тоске и чудесной встрече с ксендзом, случившейся в 1991 году, зрители с помощью ведущих извлекли действующих лиц и попробовали создать спектакль. Впрочем, вскоре выяснилось, что не спектакль является целью проекта, а сумма реакций, переживаний и высказываний публики по поводу создания спектакля. Суть проекта в том и состоит, что облик «демократии», творимой здесь и сейчас, целиком зависит от воли конкретных зрителей, собравшихся в маленьком подвале Кривоколенного переулка. В тот вечер, когда спектакль смотрела я, «демократия» столкнулась лицом к лицу с такими понятиями, как бог, родина, земля, тоска, исповедь, и не смогла с ними совладать. Она затерялась среди них, стала жалкой, маленькой и бесперспективной. Она запуталась и в результате оказалась игрушкой в руках одного из зрителей, известного перформера и художника-акциониста Александра Шабурова: спасая «демократию» от энтропии, он построил всех паровозиком и повел к светлому будущему. В стороне остались такие персонажи, как Польский проводник (а именно по Польше путешествовала героиня Ольги Лапшиной), Земля, Зависть и Бог (в этой роли выступил драматург Вадим Ливанов), который устало заметил, что до конца света осталось пять минут. Пытаясь выяснить, как действуют в социуме механизмы созидания и ответственности, авторы этого проекта направляют размышления о демократии из области либеральных рассуждений в зону внутреннего, ежеминутного личного выбора, от которого зависит облик творимой на глазах реальности. Кто-то из присутствующих ядовито заметил, что автором этого проекта не случайно является европеец — гражданин Германии Георг Жено. В спектакле «Чернобыльская молитва» по документальной повести Светланы Алексиевич, вошедшем в программу фестиваля, идея личной ответственности и вины тоже активно преследует публику. Возможно, это вклад европейцев в наше коллективное бессознательное — спектакль, как и проект «Демократия.doc», создан европейцем, финном Йоэлом Лехтоненом (правда, он, как и Жено, учился режиссуре в Москве). Блистательная молодая актриса Анна Галинова сотворила полный монументальной и мифологической силы образ жены облученного спасателя. Она нашла ту подлинную, художественную интонацию, в которой соседствуют эмоциональность и отстраненность свидетельства. Остальное в спектакле — куда менее убедительно.

Тем не менее оба эти проекта выражают главную интенцию движения «Новая драма» — попытку заменить «художественное» «документальным», разговором о социальных проблемах ближайшего прошлого и настоящего вытеснить проблему художественного пересотворения реальности. Отчего-то вспоминается практика Пролеткульта, театрализованные дискуссии начала 20-х годов. Налицо ситуация глобальной социокультурной перемены, когда «художественное» утрачивает свой привычный статус в сознании, будучи не способным ответить на вызов эпохи.

________________________________________

Источник: http://www.rg.ru