Подписка на рассылку
E-mail:

ФИО:

Организация:



* Все поля обязательны
для заполнения






Rambler's Top100
Rambler's Top100


Елена Ковальская. Интерактивная игра в новый мир

Интерактивная игра в новый мир А.Бекенова, Н.Беленицкой, Е.Марго, Г.Жено, И.Угарова

Режиссер Г.Жено

Елена Марго и Арман Бекенов, молодые «специалисты в области процессуальной психологии», как называет их программка, объясняют сорока зрителям ТЕАТР.DOC правила игры. То, в чем публике предлагается участвовать, не является спектаклем в привычном смысле слова; кто хочет, может встать и уйти; кто останется — должен проявить активность. Засекают время: на все про все отводится два двадцать. «Мы просим вас закрыть глаза». Зрители послушно закрывают глаза и воображают себе образ демократии. Потом открывают глаза и ищут взглядом соседей, с которыми этот их образ ассоциируется.

Тот из зрителей, кого называют чаще других, — на этот раз это Иван, молодой интеллектуал в очках и майке, — описывает то, что пришло в голову лично ему: мужчину средних лет, опрятного и вежливого. Буржуа. Где? На бульваре. Кто кроме него там находится? Таксист, бомж и «человек из национального гетто». Иван выбирает зрителей, которые напоминают ему этих персонажей, и их зовут на сцену. Люди упираются, но выходят. Но тут возникает проблема: мужчины средних лет, которых он прочил в демократы, один за другим отказываются выходить по одной и той же причине — они не владеют русским. «Буржуа» оказались немцами — представителями Гете-института и фонда Фридриха Наумана, которых режиссер Георг Жено пригласил на спектакль: при их (плюс Института культурной политики) поддержке создавался проект.

В конце концов буржуа нашелся среди русских, и мужское «гражданское общество» зажило на сцене своей жизнью: Бомж, Буржуа, Таксист и Нацмен решают, кому в чьем соседстве приятней находиться и как им жить, если придется делить одну территорию или один бизнес; к ним присоединяются те из зала, кто придумал себе собственную роль, — Женщина легкого поведения, Законная жена и прочие; Таксист с Нацменом цивилизованно делят рынок труда — покуда один из чрезвычайно эмоциональных зрителей не вскакивает с воплем, что все это неправда и не похоже на настоящую жизнь. Ему говорят: найдите для своего послания адекватную роль. Он темнит и мается, но все же произносит это слово: «Президент». А Буржуа кричит: «Я против, это тоталитаризм», — и между ними чуть не завязывается драка. Бомж вообще отказывается участвовать в происходящем. А психологи предлагают зрителям присоединиться к одной из сложившихся партий — и большинство идет за Буржуа, чуть меньше за Президентом, столько же за Бомжом-анархистом (и среди них — директор Гете-института). Те же — их единицы, — что остаются в зале, говорят, что это их право — ни к кому не присоединяться. Это ведь и есть демократия.

Георг Жено говорит, что спектакль всякий раз идет по-разному: многое зависит от настроения публики. И не всегда удается уложиться в два с небольшим часа: зрители не хотят расходиться, не сказав своего слова. Еще Георг говорит, что у всего происходящего есть литературная основа: канву и тексты для психологов придумали Нина Беленицкая и Иван Угаров. Но это совсем не ощущается. Потому что главное ощущение, которое приходит уже потом, на следующее утро, — что мир создавался прямо на твоих глазах и заново. И что вчера была возможность что-то исправить.

____________________________________________

Источник: http://www.afisha.ru